«День Мараканасо»

Официальные лица из числа организаторов, забыв о протокольных подробностях, покидают стадион в трансе. Сам Жюль Риме передает золотой трофей капитану победителей Вареле. В адрес уругвайцев сыплются проклятия, угрозы и… аплодисменты. Нужно отдать должное бразильской торсиде, Она нашла в себе силы поприветствовать нового чемпиона, прежде, чем погрузиться в безутешное горе. В Рио вспыхнет волна самоубийств… День встречи сборнойтриумфатора чемпионата мира будет объявлен в Уругвае выходным днем. Ежегодно 16 июля — «День Мараканасо» — отмечается ветеранами и участниками «исторического подвига», фактически став национальным праздником.

В бразильской раздевалке сидели уставшие, опустошенные люди. На их карьере практически поставлен крест. Ьигоде, которо го затем назовут изменником продавшимся за деньги, взахлеб рыдал. Данило, всхлипывая, рас тирал грязные слезы, поливши вся вместе с финальным свист ком. Адемир монотонно бубнил обходя товарищей и глядя им ( лицо: «Каждый из нас мог еде лать гол на свой манер. Но гола нет…» Всегда спокойный и урав повешенный Зизиньо вдруг схватился за голову и заорал: «Боже! Как же это мы не смогли забить! Один гол в таком матче!..»

В раздевалке гостей царило пьянящее ликование. Каждого игрока лично поздравлял посол Джорджано Эккер. Ктото но без злорадства заметил, что «у бразильцев, кажется, намечается траур». А опытнейший массажист Эрнесто Фиголи, работавший с командой с 1924 года, победивший вместе с ней на двух Олимпиадах и двух мировых первенствах, задумчиво сказал: «Они забыли, что вышли играть финал чемпионата мира. Они решили показать красивый футбол…»

Бесспорно, чемпиону повезло, поскольку на первом этапе уругвайцы провели всего один легкий матч со сборной Боливии, и к решающим поединкам подошли полными сил. Однако в «финале финала» команда Хуана Лопеса проявила тактическую смекалку, применив во встрече с Бразилией свой вариант «швейцарского замка», блеснув мощью игры в обороне, где звездами мирового класса показали себя Варела, Андраде и Масполи, и продемонстрировали мастерскую контратаку, в которой сверкали Скьяффино и Чиггиа. Решающим козырем стала высокая игровая дисциплина уругвайцев, умело соединивших все лучшее, что предлагала футбольная Европа, с тем, чем славится латиноамериканская школа.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *