«Кандомбес» на футбольном поле (Часть 2)

Андраде обладал величайшим талантом, позволившим ему оставить яркий след в истории футбола. Он без видимых усилий управлял ходом и ритмом любого матча. Стиль игры Андраде вобрал в себя английскую скорость и южноамери­канскую пластику. Широчайший диапазон технических возможнос­тей, необычайная подвижность поз­воляли ему всегда оказываться в гуще борьбы. Это был фантастиче­ский дриблер, разрывавший любую оборону с легкостью ножа, вреза­ющегося в масло. Особенный вос­торг зрителей вызывало его изыс­канное обращение с мячом, в чем с Андраде, пожалуй, мог сравниться только цирковой артист.

Уругваец в одиночку решал мно­гие проблемы на поле, неизменно срывая аплодисменты болельщиков. Однако Андраде не был индивиду­алистом, его виртуозная техника не принадлежала только ему. Дриблинг он использовал не во имя унижения своего визави: смена скорости, не­ожиданный финт или острый пас — все это делалось на благо команды. Изумительная работоспособность позволяла ему столь же эффектив­но участвовать в обороне. Создава­лось впечатление, что в зоне право­го полузащитника, где он обычно вы­ступал, его команда имеет по край­ней мере на одного игрока больше. Постоянно находясь в движении, Ан­драде вносил вдохновение в игру и с каждым разом проявлял все новые и новые качества универсального фут­болиста. Он был ядром сборной Уругвая напротяжении многих лет. На Олим­пийских играх в Париже и Амстерда­ме, на чемпионате мира в Уругвае он давал блестящие представления, за­ставляя огромные толпы зрителей жить футболом и рукоплескать ему.

На свою беду Андраде не был практичным человеком, деньги ус­кользали у него сквозь пальцы. Да и родился он слишком рано, опередив свое время. Профессионального футбола в Уругвае в те годы еще не существовало, он появился только в 1932 году. Поэтому Андраде не мог заработать на жизнь одним только спортом. Небольшие футбольные го­норары он раздавал своим много­численным друзьям и нищей родне, себе же оставлял только деньги, по­лученные на «основной» работе — настройке пианино.

Расставшись с игрой, Андраде вернулся к своей старой профессии — музыке и танцам, выступал одно время в парижском варьете, но де­нег так и не скопил. Он умер в 1957 году в приюте для бедняков в пред­местье Монтевидео — города, кото­рый когда-то его боготворил. Служи­тели похоронного бюро не нашли у Андраде в кармане ни одного сента­во. Он покинул этот мир таким же нищим, как и пришел в него.

Все, что смогли сделать для Ан­драде его благодарные соотече­ственники — это установить на ста­дионе «Сентенарио» бюст своего ку­мира.

Евгений БЕЛОЗЕРОВ

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *