Вратарь сборной Голландской Индии: «Храни меня, мой талисман»

До войны его имя знал любой мало-мальски инте­ресующийся футболом человек. Но в разных местах земного шара этого невысокого темнокожего парня называли по-разному.

Бразильцы величали его «Королем бисиклеты». Именно ЛеОнидасу приписывается авторство изобре­тения «бисиклеты», то есть «велосипеда» — так в Бразилии называют удар «ножницами». Нет, конеч­но, этот удар наверняка применяли и до Леонидаса бразильские футболисты, но именно он и только он ввел его в повседневное употребление, сделал этот трюк — удар в падении через себя — едва ли не са­мым заурядным своим приемом.

В дни чемпионата мира 1934 года итальянцы на­рекли его за удивительную гибкость и пластичность «Гуттаперчевым», но более всего Леонидас просла­вился под прозвищем «Черный бриллиант». «Ше Медго» — такой титул присвоили ему уругвай­ские болельщики, потрясенные мастерством этого форварда во время очередного розыгрыша Кубка Америки, проходившего в Монтевидео в декабре 1932 года. В финальном матче бразильцы проигры­вали уругвайцам — 0:1. Молодой Леонидас, впервые приглашенный в сборную, сидел на скамье запас­ных, переживая за своих товарищей, но уже не наде­ясь выйти на поле: ну какой же тренер решится вы­пустить 19-летнего невзрачного парнишку в такой сложной ситуации?! Но тренер рискнул. Да и что ему еще оставалось делать, как не попытаться Испробо­вать последний шанс. Ведь только единственный оставшийся в запасе форвард — Леонидас — мог стать для бразильцев спасительной соломинкой. И чудо произошло: когда до конца игры оставалось всего десять минут, дебютант сравнял счет. Тренер вздохнул спокойнее: дополнительное время — не проигрыш. Однако до овертайма дело так и не до­шло. Браво, Леонидас. В высоченном прыжке вели­колепным ударом «ножницами» юноша отправляет мяч в самую «девятку». Ошарашенный «Сентена­рио» замер: таких голов уругвайские болельщики еще не видели.

На родину Леонидас вернулся национальным ге­роем. Тысячи ликующих болельщиков высыпали на улицы Рио-де-Жанейро и заваливали цветами свое­го нового кумира, который горделиво восседал на ка­поте двигающегося во главе процессии белоснежно­го лимузина.


 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *