Его левая нога была на несколько метров короче

 

Гарринче было 33. Он смекнул, что может попробовать себя за рубежом, но надежды оказались тщетными — в Колумбии, Уругвае и Аргентине, куда он ездил на смотрины, дела не заладились. Напрасными оказались попытки заиграть в родном «Ботафого», а также во «Фламенго» после окончания срока дисквалификации. Потяжелевший на двенадцать килограммов, Мане вызывал лишь жалость да отвращение. Жизнь для него почти закончилась,потому что без футбола он жить не мог, а футболу был уже не нужен — его невозможно было представить в роли тренера, менеджера, работника клуба. Он к этому не был готов, да и не стремился.

А тут еще новый удар — бывшая жена Наир Франциско душ Сантуш предъявила бывшему мужу иск более, чем на две с половиной тысячи долларов, за просрочку уплаты алиментов дочерям за последние 13 месяцев. К тому времени за душой у Мане не было ни копейки. Оказалось, что не ему должны деньги, а он сам погряз в долгах. Чиновники, офицеры налоговой полиции, судебные исполнители — вся власть восстала против него за неуплату налогов с ранее заработанных сумм, У Гарринчи описали дом в Рио, фазенду на острове Говернадор. Ему угрожало тюремное заключение на срок, пока не будут уплачены долги.

 

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *